Нижегородцы-ликвидаторы аварии вспоминают о днях, проведенных на Чернобыльской АЭС

#Люди
26 апреля 2019. 10:44

Для ликвидации аварии в Чернобыль было направлено 50 нижегородцев. С аварии на Чернобыльской атомной станции прошло 33 года. «ИЛИ» решили рассказать вам о тех, кто выжил, об их воспоминаниях и переживаниях.

«Из-за радиации на местных елях иголки вырастали до 30 сантиметров…»

«В последнее время все чаще спрашивают: что необычного я видел, когда там работал? Много гулять нам не давали — все ограничивалось местом работы. Ничего слишком сверхъестественного не было, но никогда не забуду две вещи: из-за радиации на местных елях иголки вырастали до 30 сантиметров, а в каналах, которые поступали к реактору для охлаждения, плавали карпы, больше обычных раз в пять! Иногда возникала мысль „вот бы сейчас удочку и порыбачить“, но понимал, что есть эту рыбу нельзя», — вспоминает Александр Степанов.

После армии у Александра появился ребенок. Для ликвидации аварии брали как раз тех у кого уже есть хотя бы один ребенок. Это делалось для того, чтобы не ухудшать демографическую ситуацию. Александру Степанову в тот момент было всего 24 года.
Его отряд направили разгребать завалы.

«Брали очень много добровольцев, — вспоминает Степанов, — из-за радиации техника не справлялась и приходилось ее закапывать вместе с остальным мусором, а потом заливать бетоном.»

После эвакуации жителей Чернобыля ликвидаторы вымывали радиоактивную пыль с улиц. До катастрофы в городе проживало около 15 000 человек

Рыжий лес

Дмитрий Николаевич Матвеев — чернобылец-ликвидатор и один из основателей союза «Чернобыль» в Нижегородской области. На его пиджаке — маленький значок с красным крестом, знакомый любому участнику тех событий. А все началось, когда ему было 29 лет. В тот вечер Дмитрий Николаевич допоздна смотрел телевизор, как и тысячи других нижегородцев: «На сборы дали полчаса. Дальше — военкомат, потом Украина, Киев и тридцатикилометровый радиус от реактора, на котором мы работали».

«Мы случайно заехали не на ту дорогу, — рассказал он. — И оказались в этом лесу. Раньше он был хвойный, а после аварии хвоинки оказались ржавыми. Сразу за лесом — реактор. Проезжать то место можно было только на бронемашине. А мы на своей машинке хватили тогда 12 рентген — недельную дозу облучения. Потом в лес приезжала специальная машина и замеряла радиацию — 200–250 рентген», — вспоминает Дмитрий Николаевич. 

После ржавого леса была работа на реакторе.

«Там я видел то, чего в жизни больше никогда наблюдать не довелось: разные чудо-машины размером с двухэтажный дом, и биороботов — людей, одетых в непроницаемые костюмы, скидывающих пепел вниз реактора», — рассказывает Дмитрий Николаевич.

Именно после работы на реакторе 29-летний лейтенант Матвеев поседел. Вернувшись из Чернобыля, медик по образованию, он продолжил работать санитарным врачом и заниматься своей любимой экологией. А ночью, когда засыпал, видел во сне реактор: он так любил смотреть на него вопреки всем рекомендациям и предостережениям.

Приказы не обсуждаются

Нижегородец Сергей Масаев после аварии на Чернобыльской атомной станции обеспечивал радиационную безопасность войск, совершенствовал радиационный барьер и руководил работами на объектах АЭС.

«Когда меня призвали, в семье была паника. Но приказы не обсуждаются! Знал, что всю оставшуюся жизнь будет нелегко. К счастью, на тот момент у меня уже были дети», — вспоминает Сергей Масаев.

Чернобыльская атомная станция в первые дни после аварии. Источник: ecogradmoscow.ru

«Мы начинали чистить вентиляцию станции. И оттуда чего только не полетело! Не только радиоактивные изотопы, но и радионуклиды, а они пострашнее, чем всё изотопное поле. Только представьте: период полураспада радиоактивного алюминия — 27 лет, рутения — 130 лет. Без преувеличения можно сказать: мы работали на земле, зараженной на десятки, а то и сотни лет», — рассказывает Сергей.

Ликвидаторы жили прямо на станции, в бункере, уходившем на пять этажей под землю. По словам Сергея Масаева, все АЭС имеют подобные сооружения на случай внештатной ситуации.

В редкие минуты отдыха развлечением была рыбалка в реке Припять. Конечно, рыбу никто не ел — вся природа была заражена, но рыбаки удивлялись, что крупная щука клевала на хлеб.

Цена здоровья

С лучевой болезнью человек обречен на медленную смерть. Вернувшись из Чернобыля, Сергей Масаев попал в военный госпиталь, а дальше были 17 лет сложного лечения. Больше к работе он так и не вернулся, хотя раньше Сергей был спортсменом, пятиборцем, занимался плаваньем.

«Появилось много тяжёлых болячек — пострадала сердечно-сосудистая и нервная системы, кости и позвоночник. Думаю, меня спасла не только медицина, но и сила воли», — рассказывает Сергей Масаев.

Ликвидатор бережно хранит благодарность командира войсковой части за «образцовое выполнение патриотического долга перед родиной» и панорамный снимок АЭС до взрыва — такой станцию мы не увидим больше никогда. Орден Мужества нашему герою вручили в Московском Кремле только в 1998 году. Есть и благодарность правительственной комиссии «за выполнение задания Правительства в необычайно сложной обстановке», а вот за социальные выплаты орденоносцу Сергею Масаеву пришлось судиться.

Памятник героям-ликвидаторам в Энгельсе. Источник: ecogradmoscow.ru

«Сколько было манифестаций, протестов, чтобы чернобыльцы получили по заслугам! Порой доходило до того, что в других регионах главам, награждавшим ликвидаторов, награды бросали в лицо. В отчаянии люди выходили на акции протеста против отмены социальных льгот чернобыльцам. Только настойчивость и скрупулезное знание „чернобыльского“ закона (Федеральный закон № 1244-1 „О социальной защите подвергшихся воздействию радиации граждан после аварии на Чернобыльской АЭС“ от 15 мая 1991 года. — прим. ред.) помогали добиться положенного», — признается Сергей Масаев.

Нижегородцы помнят

В память о погибших нижегородцах-чернобыльцах недалеко от Староярморочного Спасского собора в 2009 году был установлен памятник, получивший название «Скорбящий ангел».

Идея возведения памятника принадлежала архиепископу Нижегородскому и Арзамасскому Георгию, который убежден, что памятник должен нести в себе духовный смысл. Памятник изготовили в Москве по заказу Нижегородской епархии, которая полностью занималась его установкой.

Памятник «Скорбящий ангел» изготовлен на средства РПЦ

АВТОР: АННА САФОНОВА
РЕДАКТОР: АНАСТАСИЯ НИКОЛАЕВА
БИЛЬД-РЕДАКТОР: АНАСТАСИЯ ОМЕЛИНА
КОРРЕКТОР: ВЛАДИМИР АФАНАСЬЕВ

0

0

2 828

комментарии