Что почитать? Частные книжные как экспертиза мировой библиотеки

#Люди
6 ноября 2019. 02:28

Современному обществу предоставлены обширные информационные ресурсы. Время, как самый незаметный и красноречивый элемент жизни каждого, теряется в информационном потоке. Статьи, книги, блоги, новости – всё это идентифицирует общество современной культурной базе. Отданное на изучение и чтение предпочтительного ресурса личное время становится посредником между поколениями, а литература – связующим звеном.

Александр Шигаев (слева) и Александр Карпюк (справа) рассказали нам о популяризации чтения, своём литературном выборе и повседневности частных букинистических магазинов «Полка» и «Букинистика».

В конце статьи представляем вам список топ-реализуемых книг сетевых магазинов “Дирижабль“, “Читай Город“, “Дом книги“.

Взаимодействие читателя и книжного магазина

Частные книжные магазины – это ориентир для читателя. Чтобы продумать библиотеку таких магазинов, нужно быть многогранной личностью. Как «Полка» и «Букинистика» подходят к вопросу «Что для массы необходимо к прочтению»? На что ориентируетесь и как формируется Ваше мнение?

                Александр Шигаев: “Чтение – это лучший отдых”

Александр Шигаев: В том всё и дело, что масса часто выбирает нечто совершенно другое, отличное от наших рекомендаций. Чтение для многих стало заменой телевизору. К примеру, охраннику нужно убить время в ночную смену – и он делает это за книгой, потому что телевизор ему на работе смотреть нельзя. Но он не будет читать нон-фикшн, а возьмет в руки что-нибудь из фэнтези, детективных романов. Не фэнтези, а серьёзную научную фантастику, не «Десять шагов к успеху», а «Прекариат» Стэндинга, не эзотерику, а философию, не иронические детективы, а Умберто Эко.

И получается, что есть массовый читатель, а есть идеальный читатель, которого мы все ждём, который заходит в магазин и ищет более сложную литературу. 

Александр Карпюк: “Когда даже один читатель просит моих рекомендаций, переживаю, понравится ли ему в итоге выбранная книга”

Александр Карпюк: Когда «Полка» располагалась по прежнему адресу, у нас была большая вывеска «Книги». Однажды зашел покупатель, спросил «Гарри Поттера», а у меня его нет. Он спросил фантастику, которой у меня тоже нет. На что покупатель и говорит: «Что же у вас за книжный такой!». Многие привыкли воспринимать книжный магазин, как продуктовый супермаркет, где есть всё от батона до кальсонов. Так почему в частной булочной нет сормовского хлеба? Поэтому я соглашусь, что в массе к книжному магазину есть отношение как к сетевому ресурсу.

“Полка”. Логотип изображает большое пустое пространство вместе с наполняющей его книгой, которая вместе с тем является первой буквой названия магазина.

Когда я только открывал «Полку», у меня был свой круг интересов. Приходили читатели, и с их приходом расширялся мой кругозор. Я понимаю, что есть море интереснейших вещей, которые на сто процентов не являются моими, но я понимаю, что это действительно важная литература. Конечно, на книжных магазинах, подобных нашим с Сашей, лежит определённая доля ответственности; с другой стороны – мы не выступаем как истина в последней инстанции. Сегодня большую долю рынка съедают сетевики и онлайн-магазины, где может формироваться определенный читательский спрос. А у нас всё-таки местечковые точки и почти всех покупателей мы знаем в лицо. Мы продаём труд, человек покупает что-то у нас, потом с этим работает.

– Коммерческая модель ваших магазинов не несёт в себе желание большой прибыли, а больше подразумевает хоббизм?

Александр Шигаев: Торговлю книгами сейчас сложно считать прибыльным бизнесом, но и хобби я бы это тоже не назвал. Это довольно тяжелый труд, а люди, которые занимаются книготорговлей – больные на всю голову идеалисты среди бушующего моря общества потребления. И когда книжный магазин – это твой основной заработок, тебе приходится под это общество, так или иначе, подстраиваться. 

Александр Карпюк: Суть в том, что крупнейшие холдинги оптимистичны. Они говорят: “Всё хорошо, растём, книги пользуются спросом”. Но многие умалчивают, что это за книги, которых так много становится. Узкопрофильный материал, тот же нон-фикшн, не издается большими тиражами. Растет не качество, а количество. Некоторые издательства прибегают к более изощренным действиям: выпускают по 500 экземпляров тематической литературы и следят, что же произойдет. В «Полку» однажды зашла женщина и выдала фразу: «Мы с семьей едем в круиз. Дайте нам пожалуйста книжки, с которыми не жалко будет расстаться, если вдруг забудем их на пляже». Меня шокировал этот запрос. Но тут же я понял, что люди видят книгу как аксессуар, модное дополнение. И отношение к книге изменится тогда, когда в гостях «Вечернего Урганта» Борис Куприянов будет каждую неделю рассказывать про интересные произведения. Если пройтись по улицам, мы увидим, что нет ни одного плаката про книги, как будто книжка вообще выключена из культурного сознания, из культуры и досуга. Я даже лелею в себе мысль сделать полупиратские афиши.

Александр Шигаев: Отсутствие популяризации чтения приводит к тому, что я каждый день слышу: «Сейчас никто не читает». Особенно этим грешат люди старшего поколения. Пытаешься убедить их в обратном – смотрят с недоверием. Для них книги – это то, ради чего они в очередях стояли. То, что их «не читающим» внукам советская литература может быть совершенно неинтересна, они в расчет не берут. «Книги никому не нужны, сейчас всё в интернете есть» – вот и весь ответ.

  В магазине возможно заказать книгу, которую вы не можете найти на прилавках магазинов города

– Вы же не считаете, что книги в электронном виде – это плохо?

Александр Шигаев: Ни в коем случае. Многие сначала читают книгу в электронном виде, а в дальнейшем покупают понравившиеся в печатном издании. Книги стоят недешево, поэтому хорошо, когда у читателя есть возможность собрать личную библиотеку, избегая неинтересной для себя литературы. Другое дело, что очень много книг не оцифровано, а некоторые и в печатном виде сложно найти.

Александр Карпюк: Я в принципе за чтение. Не важно, в каком формате. А когда сайты блокируют электронные книги – это большой вред. Они убивают своего потенциального читателя. Ведь так и формируется чтение в стране.

– «Полка» и «Букинистика» объединяются. Какую внутреннюю форму примет магазин?

А. Александр Шигаев: Наша основная цель – максимальный уход от формата сетевых магазинов. Место, где можно за чашкой чая поговорить о литературе.

Александр Карпюк: Мы хотим проводить в нашем книжном мероприятия, лекции. Всё это будет происходить постепенно. В моих мечтах – это магазин с большими окнами, чтоб было много света.

О прошлом

     “Полка памяти”. Ретроспектива “Полки” как бы напоминает о “читающем Советском Союзе” и что это свойство актуально по сей день.

– Если затронуть такую тему, как различие эпох, на ваш взгляд, в чём разница посыла, идеи произведений конца XIX-первой половины XX века и произведений второй половины XX века?

Александр Карпюк: Во-первых, в XIX веке структура текста была другая. Сейчас мы настолько перенасыщены информацией, что те произведения нам кажутся детской ерундой. Не все. Это происходит в силу того, что литература, общество и язык развиваются вместе. Взять даже Тредиаковского – мне реально было местами смешно его читать. С одной стороны, ты понимаешь, что это первые ростки нормальной литературы, но мы не можем её нормально воспринимать, потому что для нас это сложно. А вот Достоевский, Толстой, Чехов, Бунин творили рок-н-ролл в литературном мире, и до сих пор мировые слависты изучают их. В конце XX века в России писатели пережевывают на свой лад качественную литературу.

Так вот получается, что нам как бы и смешон стиль XIX века, но, с другой стороны, мы не ушли от него далеко, а значит и не ушли культурно в целом. На западе же сделали большой скачок и имеют постоянное развитие языка, постмодернистских текстов.

Если говорить об отечественном писательстве, то непременно нужно вспомнить Мамлеева. Умер Мамлеев и где теперь русская метафизика? Кто ещё так напишет?

Александр Шигаев: Сейчас у нас не любят работать с первоисточником, а отталкиваются лишь от набора общеизвестных фактов и поверхностно изученной истории. Такие как Мамлеев довольно скрупулезно относились к текстам. Ты должен разбираться не только в том, о чем пишешь, что выносишь на суд, но ещё и в неимоверном количестве тем и ответвлений, иначе будет однобокий взгляд по факту нравится-не нравится.

Простой пример – одно время бросились печатать всего Хантера Томпсона, и читатели не понимали, почему «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» такая классная книга, а всё остальное – совершенно непонятный бред. Но ведь чтобы его читать, нужно очень хорошо разбираться в американской истории того времени, тогда и остальные его произведения покажутся интересными.

                                  Помимо книг на полках большой выбор винила

Про настоящее

Какие литературные произведения более востребованные? И какова тенденция читаемых направлений в Нижнем Новгороде?

Александр Карпюк: Это очень индивидуальная история для каждого частного книжного. Мы общаемся с ребятами из Красноярска, Казани, Новосибирска, и у всех них покупают абсолютно разные книги. Позиция, присущая большинству издательств Москвы и Петербурга – «Берите эту книгу, она Вам точно понравится», не работает во всех регионах одинаково. Что касается жанровой тенденции, то 5-7 лет назад у нас началась повальная мода на нон-фикшн. В основном, это книги от издательств «Ад Маргинем», «НЛО», «Альпина нон-фикшн». На волне этой моды многие употребляют книжки, наподобие «100 шагов к успеху», «Самообразование» и другое псевдонаучное знание. В первую очередь, класс нон-фикшена – серьёзная академическая работа автора, который умеет преподать сложное простым языком. Этакий науч-поп в гуманитарном знание. Последние же года два – большая художественная проза, увесистые романы. В этом году популярны «Бесконечная шутка» Дэвида Фостера Уоллеса, «Дом правительства» Юрия Слёзкина, несколько лет назад «Памяти памяти» Марии Степановой.

В русской литературе (а в западной уже давно как) появляется тенденция на пост(нон)фикшн; условно – это стык художественной литературы и нон-фикшена, литература без четкого жанрового разделения. Одним из таких произведений является «Одинокий город» Оливии Лэнг, где присутствуют и документальные ярко выраженные факты, и художественная литература.

Александр Шигаев: К сожалению, очень многие покупатели предпочитают двигаться по пути наименьшего сопротивления и выбирают легкое чтиво, поэтому если говорить о самых востребованных жанрах, то это детективы, фэнтези и эзотерика – книги для беззаботного времяпрепровождения и условного открытия «третьего глаза». Прочитал, закрыл, купил следующую, прочитал то же самое, но уже другими словами, закрыл, пошел в магазин за продолжением.

                                         Когда полок уже не хватает

О будущем

– Чтение – это некое здоровье нации. Как вы думаете, в ближайшие 20 лет, на основе нынешней сформировавшейся культуры в нашей стране, о чём будут писаться книги?

Александр Шигаев: Будем продолжать наверстывать упущенное за время «железного занавеса», из-за которого мимо нас прошло множество пластов западной литературы. Нам одних только не переведенных книг хватит на двадцать лет вперед. Так что проблем с книгами в ближайшее время точно не должно быть.

Люди так и будут писать, желание самовыражаться никуда не денется. Главное, чтобы это делалось для культурного и исторического обогащения, а не только для банального заработка.

Александр Карпюк: Сейчас молодёжь гипервовлеченная, они успевают всё, быстро обрабатывают информацию. И это та аудитория, с которой в данное время нужно плотно работать. Они – наши будущие читатели и авторы серьёзных книг. И если мы ими не займёмся, мы их потеряем, тогда точно некому будет писать классные художественные романы. Неизвестно, что будет с русской литературой, но тенденция показывает, что и новые авторы любят копаться в прошлом, перебирать истории, а это выглядит как травматизм.

Александр Шигаев: Русский мазохизм

Александр Карпюк: Точно. Мы ходим по кругу и не можем из него выйти.

Менее значимо, в электронном или в печатном виде книга и сколько прочитанного в арсенале, существеннее – для чего читать, что брать из текста для себя, какой ночник для чтения у вас на столе. Ведь можно упиваться сорокаградусным, а можно наслаждаться терпким красным.

Список трендовых книг в 2019 году в магазинах Нижнего Новгорода:

«Дирижабль»:

Художественный отдел:

Гузель Яхина «Дети мои»

Джордж Оруэлл «1984»

Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза»

Александр Цыпкин «Женщины непреклонного возраста»

Виктор Пелевин «Тайные виды на гору Фудзи»

Детектив:

Борис Акунин «Не прощаюсь»

Дэн Браун «Происхождение»

Николай Свечин «Фартовый город»

Популярная психология:

Михаил Лабковский «Хочу и буду»

Марк Мэнсон «Тонкое искусство пофигизма»

Эрих Фромм «Искусство любить»

«Читай Город»:

Художественная литература:

Александр Полярный «Мятная сказка»

Джордж Оруэлл «1984»

Стивен Кинг «Кладбище домашних животных»

Дэн Браун «Происхождение»

Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза»

Нон-фикшн:

Михаил Лабковский «Хочу и буду»

Марк Мэнсон «Тонкое искусство пофигизма»

Эрих Фромм «Искусство любить»

Людмила Петрановская «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка»

Стивен Кови «7 навыков высокоэффективных людей»

Детская литература:

Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Диана Уинн Джонс «Ходячий замок»

Фрауке Шойнеманн «Агент на мягких лапах»

Чарльз Даррелл «Летающий дом»

Андрей Усачев «Умная собачка Соня»

«Дом книги»:

Художественная литература:

Джордж Оруэлл «1984»

Грегори Дэвид Робертс «Шантарам».

Александр Полярный «Мятная сказка»

Детская литература:

Надежда Жукова «Букварь»

«Гравити Фолз: Дневник 3»

Джоан Роулинг «Гарри Поттер и философский камень»

Психология и бизнес:

Михаил Лабковский «Хочу и буду»

Марк Мэнсон «Тонкое искусство пофигизма»

Дмитрий Портнягин «Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать»

Научно-популярная литература:

Харман Д., Майзульс М., Зотов С. «Страдающее Средневековье»

Юваль Харари «Sapiens. Краткая история человечества» (16+)

Михаил Зыгарь «Империя должна умереть. История русских революций в лицах. 1900-1917»

Выражаем благодарность за предоставленную информацию администрации и руководству нижегородских магазинов «Читай-город», «Дирижабль», «Дом книги».

АНТОН КАЛИНИН

ФОТОГРАФ: АНАСТАСИЯ ПОНОМАРЕВА

0

0

474

комментарии